Главная » Статьи » Мои статьи

Лиса
Если задаться целью охарактеризовать это животное одним словом, никаких трудностей не возникнет, поскольку всем хорошо известно, что рыжая плутовка — воплощенная хитрость. У народов Европы лиса олицетворяла также такие порочные качества, как лицемерие, коварство и злобное лукавство. Китайцы и японцы добавили к этому отталкивающему символическому портрету некоторые пикантные штрихи, объявив лису эротическим символом обольщения и наделив ее мистической способностью к трансформации.

В мифологии коренных народов Америки образ лисы оценивается в целом положительно. Калифорнийские индейцы возвели серебристую лисицу в ранг культурного героя, а чибча-муиски устраивали в честь ряженого лиса Фо развеселый праздник, отмечая его приход ритуальными попойками. В Китае покровительницей лис считалась добрая Бися Юаньцзюнь («Госпожа лазоревой зари»). В Японии белый лис был священным животным бога риса Инари. Однако все эти примеры — лишь исключение из общего правила, так как в большинстве культур лиса являет обманчивый лик демонического существа.

Окрас лисьего меха всегда вызывал ассоциации с огнем. Связь огненно-рыжей лисицы с губительной стихией огня отчетливо прослеживается в мифах многих народов. Китайцы верили, что лисы по ночам высекают пламя собственным хвостом; скандинавы сделали лису спутницей Локи, хитрого и коварного бога огня; римляне, видевшие в лисах злобных демонов огня, во время цереалий (празднеств в честь богини плодородия Цереры) привязывали к хвостам плененных животных зажженные факелы и гоняли несчастных по полям. Как ни странно, они полагали, что травля подпаленных зверюшек защитит их посевы от огня, хотя библейский герой Самсон давно доказал обратное. В Ветхом Завете содержится рассказ о том, как Самсон, желая примерно наказать злокозненных филистимлян, изловил однажды 300 лисиц, связал их попарно хвостами, привязал к каждой паре по зажженному факелу и выпустил всю пылающую свору на вражескую жатву.

В мифологии Китая, Кореи и Японии лисы заклеймены как опасные оборотни. Даром перевоплощения владеет китайский демон Гуй и оборотень Цзин, японский вампир кокитено и корейский символ коварства — старый лис кумихо. Живут демонические существа поблизости от заброшенных могил. Способность к оборотничеству приходит к ним с возрастом: к пятидесяти годам лиса приобретает способность превращаться в женщину, к ста годам — в мужчину, а к тысячелетнему юбилею она отращивает девять хвостов и достигает бессмертия.

Ритуал перевоплощения, описанный в древних китайских трактатах, выглядит следующим образом: рыжая бестия кладет себе на голову человеческий череп и кланяется созвездию Большой Медведицы до тех пор, пока не превратится в человека.

Наибольшую опасность среди оборотней представляют китайские женщинылисы, непревзойденные соблазнительницы, крадущие жизненную энергию человека посредством половых сношений с ним. По свидетельству мудреца Цзи Юня, эти дьяволицы столь ненасытны в любовных утехах, что могут быстро свести в могилу самого цветущего мужчину.

Свое рыжее чудище есть и в древнегреческой мифологии. Злобная тевмесская лиса, пожиравшая детей и разорявшая окрестности Фив, выглядит символом неуловимости,, так как именно этим качеством наградили ее боги. Лиса-людоедка творила свои черные дела до тех пор, пока ее след не взял медный пес Лайлапс, наделенный божественным даром настигать любого зверя. В итоге возникло неразрешимое противоречие, угрожавшее авторитету олимпийских богов. Парадоксальную погоню прекратил Зевс, превративший необыкновенных животных в сияющие созвездия.

В христианской религии лиса изображается пособницей самого Сатаны: вопервых, из-за ее дьявольских уловок, а вовторых, из-за огненно-рыжего меха, напоминающего пугливым обывателям об адском пламени. Ассоциации лисы с нечистым духом наиболее заметны в Верхней Австрии, где бытовало недоброе пожелание: «Лис тебя побери!»

В сатирической литературе лиса персонифицирует ловкого обманщика (средневековый «Роман о Лисе», многочисленные сказки и басни).

В истории символический образ хищного зверя наделен более богатым содержанием. Мессенский герой Аристомен (VII век до н.э.), поднявший знамя восстания против завоевателей-спартанцев, своим чудесным спасением был обязан именно лисе. В одном из боев он, раненный в голову, попал в плен. Спартанцы, озлобленные понесенными потерями, обрекли вождя повстанцев и 50 его товарищей на страшную смерть: всех их, одного за другим, живыми сбросили в пропасть Кэадас. Растягивая удовольствие, палачи казнили Аристомена последним, но как раз это его и спасло: упав на груду разбитых тел, герой по неимоверному стечению обстоятельств остался жив и даже невредим. Но его радость быстро сменилась горьким разочарованием: оглядевшись по сторонам, мессенец обнаружил, что из глубокого каменного мешка, куда он попал, не было выхода. Аристомена ожидала участь куда более горькая, чем та, что постигла его товарищей. Трое суток пролежал он среди мертвых тел, тщетно призывая смерть, как вдруг неизвестно откуда появилась лисица и принялась обгладывать трупы. Бывалый воин притворился мертвым и терпеливо дожидался удобного момента, а когда лиса приблизилась, внезапно вскочил и ухватил ее за хвост. Испуганное животное бросилось наутек, чему Аристомен нисколько не препятствовал, но хвоста при этом не выпускал, обороняясь от острых зубов зверька обмотанным вокруг левой руки плащом. Проследовав за своей невольной спасительницей сетью запутанных подземных лазов, находчивый герой выбрался на свободу. Вскоре Аристомен вновь возглавил Сопротивление, повергнув врагов в полное смятение своим неожиданным воскресением из мертвых.

Если для Аристомена лиса явилась символом спасения, то для ирландских дворян Горманстонов она была родовым проклятием и знамением смерти: всякии раз, когда рыжих вестниц несчастья замечали в парке усадьбы Горманстонов, кто-либо из их семейства вскоре отдавал Богу душу.

В российской истории символическим лисьим хвостом обзавелся бывший боевой генерал Михаил Лорис-Меликов (1825—1888), совмещавший в последние годы царствования Александра II обязанности министра внутренних дел и шефа жандармов. Министр Лорис-Меликов всячески заигрывал с либеральной оппозицией, но жандарм Лорис-Меликов в то же самое время жестоко преследовал политических противников режима. В русском обществе такой двойственный курс «министра от жандармерии» метко окрестили политикой «лисьего хвоста и волчьей пасти».

«Лис пустыни» — почетное прозвище талантливого немецкого генерала Эрвина Роммеля (1891—1944), в течение двух лет успешно воевавшего против превосходящих сил англичан в Северной Африке. Заметая след, танковый корпус Роммеля, словно лис, петлял по африканским пустыням, внезапно появляясь там, где его меньше всего ожидали. Отрезанный от баз снабжения, лишенный подкреплений, талантливый стратег тем не менее умудрялся наносить противнику поражение за поражением. 21 июня 1941 года Роммель одержал самую блестящую из своих побед: его танки, израсходовавшие почти весь огневой боезапас, буквально на последних каплях горючего ворвались в порт Тобрук — сильно укрепленный опорный пункт англичан. Тогда-то заслуги Роммеля по достоинству оценили и друзья, и враги: немецкое командование присвоило ему звание генерал-лейтенанта, а англичане нарекли неуловимого танкиста «лисом пустыни».

В современной Великобритании небывалая шумиха поднялась вокруг закона о запрете псовой охоты на лис. Представители английской аристократии, возмущенные покушением на их старинные привилегии, подняли настоящую бурю протеста. Небольшая группа разбушевавшихся граждан даже прорвалась в здание британского парламента, сорвав заседание палаты общин. Если парламентариям удастся отстоять пресловутый закон, то английским лордам, не мыслящим своего существования без травли бедных лисичек, придется удовольствоваться бескровной «охотой на лис». Как известно, в спорте «охотой на лис» называется совершенно безобидная радиоигра, заключающаяся в том, что человек, вооруженный ручным пеленгатором, ищет спрятанные в лесу передатчики («лисы»). Вот за такую «охоту» даже настоящие лисы проголосовали бы в парламенте всеми четырьмя лапками.

В российской городской геральдике лиса является «говорящей» эмблемой, указывающей на те районы, где издавна занимались добычей лис и выделкой их шкур. В отличие от германской геральдики с ее строгими канонами в русских гербах лисы изображены по-разному: идущими, бегущими или стоящими на месте. За иллюстрациями можно обратиться к гербам Саранска, Сургута, Сергиевска, Тотьмы, Мезени и других городов.
Категория: Мои статьи | Добавил: Стокер (28.03.2013)
Просмотров: 1810 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 3
2  

0
3  
Балбесник, для непросвещенных...


1  
book smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]